Про путешествия, ориентирование и про всё

Previous Entry Share Next Entry
Владимир Набоков. Подвиг.
swann74
  Решил написать короткое сочинение. Вообще в школе у меня с было c этим не очень хорошо. Мне не нравилось их писать, учителя меня ругали, говорили, что я ухожу от темы и “растекаюсь мыслью по древу”, а также советовали побольше читать критической литературы. Я пробовал читать критическую литературу, но это было очень скучно. Однако, списывать из этих книжек фразы для сочинений было очень полезным делом. Именно таких слов и ждали учителя литературы в сочинениях. Но, честно говоря, плохие оценки по литературе повлияли на мое желание писать что-нибудь на бумаге.

Другой моей проблемой с чтением книжек в детстве была ужасная консервативность. Я очень боялся читать новые книги - а вдруг не понравится. И действительно, очень часто не нравилось, как-то не шло. Мне гораздо проще было перечитать уже проверенную “хорошую” книгу, чем браться за новую. Самые любимые я перечитывал десятки раз. А в новых очень часто застревал где-нибудь на пятой странице, и всё - дальше читать боялся, вдруг там совсем неинтересно. И как нарочно писатели очень часто начинают неспешно, как бы раскачиваясь.
“Нужные” книги, например, обязательные по программе, или такие, что “образованному” человеку стыдно не читать, я пролистывал, скакал по трем-пяти предложениям на страницу, пытаясь скорее от нее отделаться и при этом уловить общий смысл. Таким “макаром” я пролистал пару книг Достоевского. Примерно таким же образом в школе я “прочёл” “Войну и мир”. Года в 23 я предпринял ещё одну попытку прочесть “роман-эпопею Льва Николаевича Толстого”. Думал, может быть, я уже дорос.  Но нет, внимательное чтение меня совершенно утомило где-то в начале третьего тома.

Позднее, я решил для себя, что от книг нужно получать удовольствие и читать “через не могу” нет смысла. Кроме того, я обнаружил для себя нескольких “надежных” писателей, все книги которых вполне пригодны для чтения. Не так давно я стал “осваивать” Набокова. Когда мне было лет, наверное, 14, я прочёл “Лолиту”. В то время этот роман только-только опубликовали в Советской России и это было модное и скандальное чтение. Я мужественно продрался через все странички, но удовольствия не получил. Чтобы понять прелесть пристрастия взрослого мужчины к девушкам, которые ещё даже не подростки, всё же надо быть чуть постарше. Описания путешествий по послевоенной провинциальной Америке и многое другое, что ещё есть в “Лолите”, прошло мимо меня. Эти страницы я проскакивал прыжками в надежде на эротические подробности, но их было до обидного мало.

Перейду, наконец, к теме. “Подвиг” я начал читать еще в конце мая, а закончил совсем недавно, хотя книжка не очень-то толстая. Времени на чтение было мало, и я читал её маленькими кусочками, как мороженое в детстве. В общем, наверное, именно так её и стоит читать. Недавно я неделю провалялся в больнице и закончил роман там. То есть теперь времени у меня было вроде бы более, чем достаточно, но книга всё равно шла медленно. Вычурный красивый язык Набокова накладывается на неспешное повествование и, вообще, очень не динамичный сюжет. Мне приходилось останавливаться, чтобы перевести дух. С одной стороны, написано здорово и хочется читать, не пропуская ни одной буквы. А с другой, хочется по-быстрее продраться сквозь вычурность слов и узнать, наконец, что же было дальше.
Если сравнить “Другие берега” и “Подвиг”, то совершенно очевидно, что “Подвиг” роман автобиографический. Вообще, как мне кажется, все книги Набокова, что я читал, в очень большой степени автобиографические. Жизненные впечатления, приключения и воспоминания автора развиваются, разветвляются, преломляются, но всё равно в основе все этого - его реальная жизнь. Северная природа, шахматы, теннис, детские воспоминания, болезни, безумие и т.д, всё это продолжается из книги в книгу. Хотя вполне возможно, что в англоязычных американских книгах Набокова этого меньше.
Сюжет романа прост, происходит в нём, по-большому счёту, не так много. Молодой человек с необычным именем Мартын Эдельвейс и швейцарскими корнями бежит с матерью из России после революции, отец его умирает в это время в Петрограде. Герой учится в Англии, путешествует по Европе. Он отлично играет в теннис, защищает ворота футбольной команды университета. Его лучший друг англичанин, и они оба безнадежно влюблены в жестокую болезненную русскую девушку с малоприятным именем Соня. Он обеспеченный бездельник с неопределенными занятиями, большую часть его жизни занимают детские воспоминания о России. Реальная жизнь Мартына и то, что происходит в его голове - это пересекающиеся множества. Но пересекаются они только частично.
Всё время гражданской войны он проводит за учёбой, и вот, когда война уже давно окончена, он собирается нелегально перейти границу Латвии и СССР и попасть на родину. Цель данной авантюры не вполне ясна, и мы не узнаем никаких подробностей о собственно опасном путешествии и о том, чем оно закончилось.
Мне представляется, что Набоков, работая над книгой, долгие часы провёл глядя на карту Латвии, и представляя подробности перехода границы, как он попадёт из Пыталово в Остров. Попадёт в волшебную детскую страну, в которую нельзя попасть наяву.
Странно представить, что эта страна и та Россия, в которой живём мы сейчас - это географически примерно одно и то же место, уж очень мало у них общего.

В общем, как всегда немного странная, но очень хорошая книга. Хорошо, что теперь читаю я медленно, у Набокова осталось ещё полно непрочитанных мною книжек, надолго хватит. Может быть и Лолиту когда-нибудь смогу перечитать, так сказать, переосмыслить с учётом обретённого жизненного опыта.

  • 1
а, так с Лолитой и ВиМ у меня получилось *примерно* так же)
и так и остается)
нащот ВиМ: но в школе вообще много такого, что по возрасту *вроде бы* заранее провально было помещать в программу)

наверно, у Набокова детские воспоминания - вообще сильно базовые.
мне случайно попался российский фильм "Мадмуазель О.", абсолютно в тему)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account